22.08.2019
Нам снова нужна революция в здравоохранении
Александр Острогорский, куратор публичной программы Архитектурной школы МАРШ, — о роли здоровья в развитии городов и угрозах цифровизации для общества

Александр Острогорский
Александр Острогорский


Забота о здоровье горожан — явление совсем не такое новое, как можно было бы думать. Римлянин Витрувий, автор первого известного миру трактата об архитектуре, в I веке до н.э. писал о том, что «холодные ветры неприятны, знойные вредны, влажные губительны», и что есть город Митилена, который, хоть и построен красиво, но при одном ветре его жители хворают, при другом — кашляют, а третий их вылечивает.


Но то дела давно минувших дней, хотя ветра дуют по-прежнему, и говорят, будут причинять все больше неприятностей.



Но это не точно


Современные технологии позволяют следить за состоянием окружающей среды в городе и ее влиянием на здоровье человека. В Москве выполняется мониторинг воздуха, почв, поверхностных и подземных вод, зеленых насаждений и геологической среды. Система наблюдений за состоянием воздуха включает 56 автоматических станций, которые позволяют контролировать более 20 параметров загрязнения атмосферы, метеорологические комплексы, 3 передвижные и одну аналитическую лабораторию, предназначенную для контроля проб по более чем 120 параметрам. Системами локального экомониторинга оборудовано 11 московских ТЭЦ, 40 районных теплостанций, два мусоросжигательных завода и Московский нефтеперерабатывающий завод в Капотне. Данные о выбросах промышленных предприятий и состоянии воздуха в режиме реального времени поступают в «Мосэкомониторинг». По его данным, за последние восемь лет выбросы вредных веществ в столице сократились более чем на 220 тысяч тонн, включая оксиды азота и взвешенные частицы (например, концентрации РМ10 снизились в 1,5 раза), которые ВОЗ включает в топ-5 опасных загрязнителей атмосферы.



Куда интереснее, что вся современная урбанистика (кто бы что не имел в виду под этим понятием), управление городом, как современная профессия, родились и развивались вокруг решения проблемы здоровья. Перенаселенность, бедность, отсутствие элементарных (по нынешним представлениям) удобств, дома с крохотными окнами и дворами-колодцами, а также отсутствие антибиотиков, системы здравоохранения, профилактики, нехватка элементарных, опять-таки, для современного человека, представлений о гигиене, контрацепции — все это приводило к постоянному высокому уровню заболеваний туберкулезом, венерическими заболеваниями и т.д.


Легко понять, почему Ле Корбюзье назвал свой знаменитый манифест «Архитектура или революция», почему был готов снести часть центра Парижа, чтобы заменить трущобы небоскребами, окруженными зеленью, со сквозным проветриванием комнат, с гарантированными несколькими часами солнечного света. О том же мечтали его советские коллеги, но они часто путали здоровье с физкультурой, профилактику — с пропагандой, а гигиену — со строевой подготовкой. Сегодня трудно оценить, революция какого масштаба началась всего каких-то сто лет назад в крупнейших городах мира — Берлине, Лондоне, Нью-Йорке, Париже, Москве. Сносы целых кварталов трущоб и строительство вместо них новых домов, санитарно-гигиенические требования, которым обязаны следовать архитекторы, строители и девелоперы, больница или поликлиника в каждом районе — все это было относительно новыми вещами всего лишь три поколения назад.


Причем государство и бизнес следовали в этом за активистами и профессионалами, за врачами, архитекторами, священниками, которые, заботясь о благополучии общества в целом и его беднейших слоев, требовали немедленных и подчас радикальных изменений.


Через сто лет наши правнуки будут рассказывать о другом рубеже прогресса. Если в начале 20 века миллионы людей в короткий срок были охвачены системой здравоохранения, сегодня мы следим за тем, как все больше людей вовлекаются в пространство цифрового здравоохранения. Рынок связанных со здоровьем мобильных приложений (mHealth), ориентированных на спортивные достижения, здоровый сон и другие показатели физического благополучия, растет постоянно — к 2026 году он должен составить 236 млрд долларов. Сегодня компании и ведомства активно используют пользовательские геоданные. Через какой-нибудь десяток лет бизнес и госуправление будут неразрывно связаны со сбором и обработкой информации о здоровье. И как показывает опыт, беспокойство о сохранности персональных данных не станет препятствием на пути распространения этих технологий.


Однако неизбежно мы столкнемся и с новыми конфликтами. Так называемый «цифровой барьер» отделяет людей без доступа к современным технологиям не только от развлечений или от общения с родственниками, но и от благ цивилизации, которые мы считаем базовыми. На фоне кризиса государственных систем здравоохранения, страхования, социального обеспечения, на фоне растущей миграции — разрыв будет все заметнее. Тот, кто может в любой момент передать свои пульс и давление по сети и получить консультацию врача, и тот, кто не может рассчитывать даже на помощь при посещении обычной «офлайновой» поликлиники, — конфликт между ними будет напоминать сценарий киберпанковской антиутопии. Тогда нам, вероятно, снова потребуется революция — и ее снова должно будет совершить общество, пока государство и рынок занимаются решением своих проблем.


 


Автор:
Антон Чугунов